10:13 

Desert deep traces
« Нет в мире вещи, стоящей пощады. » Иоганн Вольфганг Гете. Фауст
Дракон и Кевин смотрели друг на друга. В битве возникла патовая ситуация. Дракон не торопился выдыхать пламя, а Кевин - активировать свиток, который должен был сжечь дракона в один момент. Каждому было понятно, что если он воспользуется своей возможностью победить противника, то и враг свое не упустит.
- У меня есть предложение, - сообщил дракон. Речь у него была человеческая, и говорил он неожиданно приятным голосом.
Кевин вздохнул. Вообще-то он был героем и не знал поражений в битвах. Договариваться с драконом было неприятно. Это ущемляло его рыцарскую гордость.
- Я готов его выслушать, - мрачно ответил Кевин.
- Ну, вообще-то вариантов несколько. Из них первый — это ты сейчас разворачиваешься и уходишь.
- Не пойдет, - покачал головой Кевин. - Лучше я погибну в бою. Я уже дал обещание победить чудовище.
Дракон пробормотал в сторону что-то о пресловутой рыцарской гордости, судя по тону — явно нелицеприятное.
- Хорошо, - покладисто согласился он. - Тогда переходим к плану «б». Ты меня целуешь, и я превращаюсь в человека. Дракона после этого не будет. Обещание ты выполнил.
Кевин в ужасе попятился.
- Тебя? Целовать?
- Да, - сурово ответил дракон. - Что тебя смущает? Моя внешность?
Кевин попытался выбрать из списка причин какую-нибудь ключевую. Не получалось. Причины теснились в его голове, как огурцы в банке, и мешали какой-либо одной из них сорваться с губ.
- Я не целуюсь с мужчинами! - наконец, выкрикнул он. - Я не такой!
- С чего ты взял, что я мужчина? - возмущенно поинтересовался дракон.
То есть, судя по всему, теперь его стоило называть драконицей.
Кевин покраснел. И побледнел. И снова покраснел. Юному рыцарю было всего девятнадцать лет, и целоваться с девушками ему еще не случалось. А тут предлагалось начать сразу с дракона.
Кевин посмотрел на свиток в своей руке. Дракон сейчас был отвлечен разговором, можно было попробовать успеть его активировать... Но теперь, когда чудовище призналось в своей принадлежности к женскому полу, заставить себя убивать его было как-то сложно. Мама Кевина с детства внушала ему мысль о том, что девочек обижать нельзя. Весила мама больше, чем взрослый Кевин в полном доспехе, отличалась громким голосом и редкостной убедительностью. Кевин снов взглянул на свиток, вспомнил маму и вздохнул.
- Х-хорошо, - судорожно выдохнул он. - Куда целовать?
Драконица положила страшную морду на передние лапы, вытянув шею. Ни дать, ни взять — домашняя кошка, которая подставляет голову, чтобы ее почесали за ухом.
- В губы, - величественно сообщила она.
Друзья рассказывали Кевину про волнующие и незабываемые ощущения первого поцелуя. Про томление в душе, бросающуюся в голову кровь и закипающую эйфорию. Ничего из этого Кевин, разумеется, не почувствовал.
Зато, когда он осторожно открыл плотно зажмуренные во время поцелуя глаза, то испытал облегчения. Дракона действительно не было. Перед ним стояла совсем молодая девушка в голубом платье и довольно сердито смотрела на него.
- Мог бы и не делать такое лицо, словно тебя пытают, - хмыкнула она.- Что, неужели я настолько тебе не нравлюсь?
Ответить утвердительно на ее слова теперь Кевин не мог. В человеческом облике девушка ему нравилась. Даже очень.
- Ты... заколдованная принцесса, да? - с надеждой спросил он. - Злой чародей превратил тебя в дракона против твоей воли? И ты насильно вынуждена была воровать овец на соседних пастбищах и убивать тех, кто хотел сразиться с тобой?
- Ну... - замялась девица. - Что-то вроде того. Я бы не стала вдаваться в подробности, скажем так. Кстати, ты же проводишь меня в какое-нибудь более цивилизованное место? Не станешь бросать даму в драконьей пещере?
Кевин не бросил.

Странности он обнаружил меньше, чем через месяц после их знакомства и через неделю после свадьбы, когда на небо вышла полная луна.
- Извини, дорогой, - смущенно сказала ему Диана вечером, когда он, как обычно, обнял ее. - Мне... мне надо.
Меньше, чем через минуту Кевин, раскрыв рот, любовался грациозной драконицей за окном спальни.
Оказалось, что с этим ему придется смириться. Что каждое полнолуние его прекрасная, милая, любящая супруга будет превращаться в зубастое чудовище и воровать овец в близлежащих селах. Девственницами, к счастью, она не интересовалась.
- Ты точно не можешь ничего с этим придумать? - нервно поинтересовался Кевин утром, когда Диана, уже приняв человеческий облик, вяло ковырялась вилкой в салате и рассказывала ему об этом.
- Дорогой мой! - она подняла на него чистые голубые глаза. - Но ведь это тоже часть меня. Я люблю тебя, но вряд ли смогу сделать что-то с этой половиной себя.
Кевин вспомнил кожистый хвост с шипами и запах овечьей (он надеялся) крови, который пахнул на него поутру из милых розовых губ Дианы. Он содрогнулся.
- Я что-нибудь придумаю, - уверенно пообещал он.

(с) Анна_Долгарева

@темы: юмор, рыцари, принцессы, драконы

Комментарии
2014-12-21 в 13:58 

Reiny_U
..кому-то достается всё самое лучшее, а кому-то - я..
..отличная история)). если были заколдованные лягушки, то почему бы и не быть драконам-оборотням. зато как удобно, если вдруг враги нагрянут: супруга им быстро расскажет, почем в Одессе рубероид..

2014-12-21 в 18:57 

Desert deep traces
« Нет в мире вещи, стоящей пощады. » Иоганн Вольфганг Гете. Фауст
Reiny_U,
Ага ;-)

2014-12-23 в 03:44 

Reiny_U
..кому-то достается всё самое лучшее, а кому-то - я..
..а нет ли какого-нибудь драконье-новогоднего рассказа?..

2014-12-23 в 08:04 

Desert deep traces
« Нет в мире вещи, стоящей пощады. » Иоганн Вольфганг Гете. Фауст
Reiny_U,
Поищу)

     

Dragons

главная